Анастасия Мурзич." Театр Романа Виктюка. Из точки в Вечность"

 

Анастасия Мурзич, «Театр Романа Виктюка. Из точки в вечность» ОСТАВАЙТЕСЬ НЕЗАМУТНЕННЫМИ (фрагмент) «Стучитесь, и вам отворят». До меня легко достучаться. Тем, кто любит! Но тем, в ком есть расчет, корысть, практицизм – стучаться бесполезно. Я это считываю, я это вижу за километр. У меня есть по-настоящему близкие люди, а как же, конечно. Зрители – это потенциально близкие люди. Это эмоциональное меньшинство, это люди, которые сердцем любят, а глазами – слышат! Они у меня такие… Да, зрители поклоняются, но в этом ничего страшного нет, потому что это есть соучастие в ритуале, в молитве. И люди выбирают это действие, то есть, священнодействие, общее служение. Это действительно служение! Зрители аплодируют, у них есть эта потребность, эта способность – любить. Мы находимся в одной пастве. И уже нет разделения на зрителей, на артистов, на режиссеров. Все – едино! Это единое проникновение, диффузия. Диффузия разных излучений, вибраций организма. Если во время спектакля организм зрителя не вибрирует, не излучает свет, то ничего и не происходит. Спектакль не происходит! Зрители могут даже этого не осознавать, в этом нет никакой необходимости. Вот Глоба, а это один из тех, кто понимает, что такое энергия, что такое излучение, он говорит, что вначале энергия или аура у спектакля одна, а в конце спектакля она меняет цвет. И она не рассеивается моментально. Он говорит: «Вы замечаете, что, выходя из зала, зрители не уносят с собой то, что они ощутили. Нет! Они еще держат это, хотят, чтобы это осталось, чтобы еще раз окунуться в это, чтобы вернуться!» Вот, например, во Владивостоке прошел спектакль – и переполненный зал, и молодежь… Я спрашиваю: «Где вы берете деньги на билеты в театр?!» – Хохот! В зале сидел мэр. Я еще раз спрашиваю: «Где же вы их берете?». – Хохочут! А они год, пока нас нет, собирают деньги для того, чтобы сходить на наш спектакль! Это потрясающе! Всякое искусство совершенно бесполезно?.. Нет! Боже упаси! Искусство бесполезно, потому что оно никого не перевоспитывает, но оно заставляет человека постичь Путь к себе. Это гораздо важнее, нежели любое эстетическое, этическое и моральное воспитание. Театр никого не перевоспитывает! Он только находит в человеке, в самом – дорожку к себе. И все. Боже упаси! Самореализация?! Какая там самореализация, когда все наоборот! Самореализация – это мне меньше всего интересно. Зачем? Через них, через зрителей происходит самое главное! Энергетический сгусток выплескивается в зрительный зал, а зрительный зал отдает тебе свой энергетический сгусток! То, как они выходят на сцену! Это ведь надо снимать, а потом просматривать каждый кадр, видеть эти глаза, эти руки, дающие цветы, губы, которые шепчут что-то непонятное, и даже слов нет таких совершенно, но это не имеет никакого значения! Они уходят, но этот шлейф любви остается. Или вот, был прогон «Кота в сапогах» Михаила Кузмина, и маленькие дети в конце спектакля сами бросались на сцену, хватались за артистов, они не хотели уходить, они просили музыки, аплодировали артистам, танцевали. А один мальчик, он плохо ходил, я не знаю, что у него с ножками, он умолял маму, чтобы она подняла его на сцену! Он не мог ходить, но чтобы быть на сцене он подтягивался руками, как-то опрокидывался, и ногами что-то пытался сделать! Это потрясающе совершенно! С малых лет их надо вести и готовить, потому что это следующие потенциальные зрители. Нужно воспитывать зрителя, и не просто воспитывать а – насильно – воспитывать! Культуру нужно насаждать! Насильно! Это хорошее насилие. Оно такое и должно быть. Также и с творчеством. Нащупали в себе что-то и должны развивать. Естественно, конечно! Но дело даже не в развитии. Зачем гасить это в себе? Наоборот! Это же дано тебе от Бога! Какое ты имеешь право гасить то, что тебе дано свыше? Другое дело – как это усиливать в себе, развивать и отдавать другим? Но, прежде всего, себе! Самое сложное – это Путь к себе! Познать себя! Это творческий огонь, который дан каждому из нас. И этот огонь творчества должен быть и в экономике, и в том, как преподают, и даже в том, как билеты продают. И если нет этого творческого огня, ты ничего не сделаешь. И никто не поможет, и никто не научит. Я лично никого не учу! Я все делаю наоборот. Мои студенты, которые приходят учиться, будущие и артисты, и режиссеры, они сразу попадают в ситуацию для них непонятную. Потому что там, где сидит профессор, я заставляю сидеть их, а сам сажусь на их место, на место учеников. Я им говорю: «Я ничему вас не учу – все зависит только от вас, вы должны только слушать и слышать! И не столько меня, сколько себя!» Все! Замечательно. Нет необходимости регулировать или что-то делать за них, я только прихожу, мы обсуждаем. И идут они дальше. Сложнейшие получаются произведения! Это они все сами! Я думаю, что люди, которые играют роли руководителей в театре, они проигрывают, потому что рядом с ними не происходит самого главного. Что самое главное в театре? Это семья! И каждый должен приносить в свою семью ту любовь, которую ему дал Господь. Можно ни с чем прийти, ничего не принести с собой. Ничего – кроме нежного чувства. И это никого не шокирует и не разочарует. Это и зрителей касается. Зрителей – это, точно! Структура театра тогда оживает, когда приходят люди с открытыми сердцами. А когда зрители приходит с закрытыми сердцами – не происходит ничего, артисты ощущают эту пустоту, эти точки, которые надо преодолевать. И это тоже часть актерского дара. Они в себе это раскрывают, они в себе это развивают, они находят контакт со зрителями, и зрители, видя свечение артистов, видя купол, раскрывшийся над ними, раскрывают свои сердца. Это магия, это чистая магия. Можно в нее не верить, но она есть. Конечно, мы делаю это все специально, как мы можем этого не делать? Это знание законов Космоса. Ведь если внимательно посмотреть, зрители приходят не на спектакль, они хотят открыть свою энергию и получить нашу энергию. Именно это, наша любовь, и создает ауру на планете. Я все время общаюсь со зрителями. И не надо, чтобы я общался непосредственно, это не имеет никакого значения, потому что есть какие невидимые нити, они пронизывают планету, любовь и тепло передается из страны в страну, из города в город. Невидимые нити… Я говорю: «Услышьте меня! Оставайтесь незамутненными, потому что если ваш организм будет зашлакован ненавистью и завистью, тогда любовь и нежность исчезнут, тогда исчезнет потребность в главном шифре, в той энергии, которой несет в себе Театр Романа Виктюка». Услышьте меня. Роман Виктюк