Контакты

Сфинкс Петербурга

Телефон

+7 965 779-27-94

Эл. почта sfinkspeterburga2@yandex.ru

ЮРИЙ ЛИННИК . ВЕНОК СОНЕТОВ .

Я Аристотель. ученик Платона.

Учителя я бесконечно чту.

Но сердцем знаю: истина бездонна-

Не подвести последнюю черту.

Могу ль прельстится ролью эпигона?

Провидя Всеединства красоту,

Я вижу в догме худший вид загона-

Я рамки старых схем перерасту.

Наш спор изображает Рафаэль-

Здесь нет антагонизма и в помине:

Едины мы как полюса магнита.

Я утверждаю: миром правит Цель-

В лучах Преображения отныне

Она наитью моему открыта.

Я Аристотель, ученик Платона.

Учитель мне являет мир идей-

Он высоко, за гранью небосклона;

Потомки в нем прозреют Эмпирей.

Из этого таинственного лона

Мы все пришли...

Что выше и мудрей

Открытого Учителем закона?-

В основе-Дух, творец и чудодей.

Философу я восхищенно внемлю.

О, высота надмирная, крутая!

Но эту зоревую высоту

Я все ж дерзаю опустить на землю!

Идею с вещью прочно сочетая,

Учителя я бесконечно чту.

Учителя я бесконечно чту-

И потому Владыкой именую.

В моей душе он заронил мечту:

Преобразить материю земную-

Внести в нее и свет, и чистоту

Надмирных сфер, чьи зовы пеленгую,

Их слыша, несмотря на суету

И нашу непонятливость людскую.

Я долу опускаю небеса,

А дольнее к созвездьям поднимаю!

Мне расстоянья больше не препона-

Я ангельские слышу голоса,

Приблизясь к заповеданному краю!

Но сердцем знаю: истина бездонна.

Я сердцем знаю: истина бездонна.

И все же целокупно мне она

Дана в инсайте..Дивная икона

Как бы лучом пронзила времена.

Означившись на фоне Парфенона:

Три ангела-покой-голубизна.

И отзвук удивительного звона!

Я будущность увидел в линзе сна.

Как странно! Перспектива христианства

Пробрезжит мне в языческих Афинах-

И я во сне Евангелье прочту.

Преодолев и время, и пространство,

Я вышел за пределы схем рутинных,

- Не подвести последнюю черту.

Не подвести последнюю черту,

Не высветить последнего предела!

Платон глядит в ночную высоту-

Куда зовет блескучая Капелла?

Томится дух. Ему невмоготу В

границах вещества- в плену у тела.

А вдруг за гранью встретим пустоту?

Мысль к тайне прикоснуться захотела.

Я говорю: а надо ль дивный свет

Искать в нездешнем?

Вечность близко, рядом!

Учителю я не нанес урона-

Неколебим его авторитет.

Но я расту. Влекомый новым ладом-

Могу ль прельститься ролью эпигона?

Могу ль прельститься ролью эпигона?

Я убежден: идея внедрена

В прозрачные кристаллы мориона.

В мерцающие звезды. В семена.

Посев идей! Их вечная весна!

Поет ли птица, шелестит ли крона-

За гулом жизни вечность мне слышна:

Она к любой травинке благосклонна.

Ах, не ее ль чудесной благодатью Наполнен мир?

Он видится не тенью- Он сад идей!

И этот сад в цвету. Я ныне тяготею к Всеприятью-

Зачем раздор? Я движусь к Всевмещенью,

Провидя Всеединства красоту.

Провидя Всеединства красоту,

Хочу избегнуть противостоянья.

Свой опыт уподоблю я мосту,

Связавшему два плана мирозданья.

Ужель одно другому предпочту?

В единстве суть-не в духе отрицанья.

Поэтому я славлю полноту

И чувств, и мыслей, и существованья.

Зачем разрыв? Я выбираю связь-

И вечность прозреваю сквозь природу:

Ведь мир по сути есть ее икона-

Там брезжут первообразы, светясь.

Всем существом своим любя свободу,

Я вижу в догме худший вид загона.

Я вижу в догме худший вид загона!

Учителя великого ценя,

Я из него не сделаю канона:

Платон ведет к дерзанию меня.

Наш мир един. Он не имеет фона.

Дух с веществом в созвучьи единя,

Взирает вечность с крыльев махаона,

Сияет мне сквозь эти зеленя.

Вот удивительная перспектива-

Земного вещества Преображенье!

Я мыслью пронизаю темноту-

И убеждаюсь: больше нет разрыва!

Восславив двух миров соединенье,

Я рамки старых схем перерасту.

Я рамки старых схем перерасту,

Материю с идеей сочетая-

И вдруг увижу на сквозном свету:

София-мудрость высшая, святая-

Преображенной твари лепоту

Являет мне из будущего рая!

Софийный луч в материю вплету,

Их светозарный синтез предваряя.

Два разных мира-плотный и бесплотный-

Я вижу в сочетании прекрасном!

Их двуединство явлено не мне ль?

Прости, Учитель, мой порыв полетный.

В своем творенья-точном, беспристрастном-

Наш спор изображает Рафаэль.

Наш спор изображает Рафаэль:

Учитель ввысь протягивает руку-

Я указую вниз..Тут не дуэль-

О, вовсе нет! Единую науку Мы строили.

Нас целая артель- Все разные.

Что из того, что внуку

Античного философа модель Покажется наивной?

Страсть и муку Вложил в духовный поиск Пифагор;

И Парменид; и Гераклит Эфесский,

- Торят они пути к одной вершине.

Всех греческих мыслителей собор

Потомок зрит на ватиканской фреске-

Здесь нет антагонизма и в помине.

Здесь нет антагонизма и в помине-

Тут явно дополнительность сквозит.

Забудь, философ, о своей гордыне!

Терпимостью Платон был знаменит.

Что истина? Двуполюсный магнит!

А, может многополюсный?

Унынье .Наводит монолог-мир этим сыт:

Он хочет в многокрасочной картине

Увидеть многоплановую даль-

Многоголосицей он славит Бога,-

Им однотонность навсегда забыта.

Учитель мой!

Мир до тебя едва ль Знал о великой силе диалога.

Едины мы как полюса магнита.

Едины мы как полюса магнита.

Не семя ли двудольное росток Дало когда-то?

Росами умыта, Обьемлет крона Запад и Восток.

Чуждаюсь фанатизма неофита.

Мудр только тот, кто гибок и широк-

Он вхож в состав соборного синклита,

Он видит в нетерпимости порок.

Люблю я семиствольную цевницу.

Люблю я арки семицветных радуг!

Семь нот в твоем распеве, свиристель.

Вот вижу я, переступив границу,

Как хаос превращается в порядок!

Я утверждаю: миром правит Цель.

Я утверждаю: миром правит Цель.

Законы энтелехии не я ли Впервые понял?

Вашу колыбель Посланцы из грядущего качали.

Оттуда прилетает Ариэль.

Не там ли, поселившись в Зазеркальи,

Алиса разгоняет карусель?

Ребенком стань-забудь свои печали.

Ах, что серьезней в мире, чем игра?

Резвящийся малыш созвучен маю-

Он ничего не знает о кручине.

Из вечности идет волна добра!

Я будущее мира прозреваю

В лучах Преображения отныне.

В лучах Преображения отныне

Мне видится весенний первоцвет.

Внутри березы- в самой сердцевине-

Забил сегодня несказанный свет.

И понял я, что мир автопортрет Софии вечной!

В огненной рябине Возможно ль не узнать ее примет?

Снопы лучей- в горах и на равнине.

Не сомневаюсь: горний мир вот-вот

Соприкоснется с дольней нашей явью-

И все преобразится, вплоть до быта.

София с новой силой расцветет,

Идя по росяному разнотравью-

Она наитью моему открыта.

Она наитью моему открыта,-

Но лик Софии и обычный взор

Угадывает в гамме чароита,

В студеной сини северных озер.

В ее подножьи-сфагновый ковер.

Ее одежда звездами расшита!

Прими под свой широкий омофор

Весь сонм светил-от хаоса защита

Нужна Земле, и Марсу, и Луне;

Ее ночами призывает Лира

И ждут ее планеты Ориона.

Знак будущего понят мной вполне:

Свидетельствую о спасеньи мира

Я, Аристотель, учение Платона.

Юрий Линник 1997 г.