Контакты

Сфинкс Петербурга

Телефон

+7 965 779-27-94

Эл. почта sfinkspeterburga2@yandex.ru

ЮРИЙ ЛИННИК АКВАРИУМ (венок сонетов).

Б.Г.Магистрал


Аквариум наполнен всклень нирваной.

Кто сквозь неё сумел продеть струну?

О, музыка просонья в дымке странной!

К полночному динамику прильну –

Что за миры пробрезжут за мембраной?

Певец уходит в дальнюю страну –

Последовав за музой безобманной,

Себе надежду слабую верну.
 

Меж сном и явью тут снята граница.

Жалеть ли о судьбе своей бесцельной?

Мелодия похожа на просвет.

Я в лабиринте. Выход только мнится?

Есть в каждой песне эхо колыбельной –

Она в ночи звучит для всех планет.

1

Аквариум наполнен всклень нирваной –

Ах, кто его по рытвинам несёт?

Я в пагоде проснусь четырёхгранной;

Стеклянны стены – бирюза высот


 

Сквозит за ними. Где я? В долгожданной

Долине грёз. Я здесь найду оплот?

Звуча мирам космической осанной,

Здесь Джомолунгма пиком достаёт
 

До серебристой бэты Ориона.

Зачем рефрактор? Со спиралью млечной

Соприкасаюсь, подойдя к окну.
 

Беру урок зиждительного звона

У тишины, премирной и предвечной –

Кто сквозь неё сумел продеть струну?

2

Кто сквозь неё сумел продеть струну?

Ледник сейчас работает как дека –

Ты звуковую оседлал волну,

Перекрывая амплитуду века –

Сознанье раздвигая в ширину!

Ах, что твоя вмещает фонотека?

Хрустальных медитаций светизну –

И в контрапункте с ней стенанья зэка

Тут сразу и немыслимый порыв,

И ужас крена! А потом паденья.

Сейчас ты схож с подбитой влёт моряной.
 

Ужель воспрянул? Брешь в стене пробив,

Ты чаешь полноты освобожденья.

О, музыка просонья в дымке странной!

3

О, музыка просонья в дымке странной!

Тут смыслы не проявлены пока –

На них наброшен флёр Фата-Морганой,

Чья магия бездонно глубока.


 

Кудесники ль волхвуют над поляной?

Вначале гениальная строка

Покажется невнятной и туманной,

Но будешь ты задет наверняка
 

Пронзительной суггестией созвучий.

Есть дух эзотерических мистерий

В концерте этом! Вспомни как весну
 

Встречали в Элевсине – ты везучий:

Воскрес в цветке. О, аура поверий!

К полночному динамику прильну
 

4

К полночному динамику прильну:

Поёт Гребенщиков – и гул гитары

Уходит к звёздам, обогнув Луну:

Да станут резонатором Стожары!
 

Что шепчут мойры? Что про старину

Лепечет сад? Теперь на стон гагары

Всплеск струн похож – раскаю ли вину?

Певец остановил поток Сансары –
 

И нас вплотную к инобытию

Приблизил силой тающего звука!

Акустикой пленившись несказанной,

Откроюсь весь – проблем не утаю:

Всё на виду – и скепсис мой, и мука.

Что за миры пробрезжут за мембраной?
5

Что за миры пробрезжут за мембраной?

Тончайшим средостеньем назову

Пластину эту. К ней припав, сохранной

Увижу сказку – будто наяву.


 

Вот по степи – зелёной, первозданной –

Кентавры скачут! Сон-прострел-траву

Кто настоял? На нас небесной манной

Слетают ноты – к пиршеству зову
 

Всех меломанов Питера и Риги,

Москвы и Тарту, Вены и Бомбея;

Конечно ж, вспомнить Рим не премину.


 

Волшебные расцвечивая миги

И новыми гармониями вея,

Певец уходит в дальнюю страну.

6

Певец уходит в дальнюю страну.

Она ли за вершинами Непала

Нам просияла? Верю ведуну:

За гранью всех сует – и вне накала

Людских страстей, сулящих лишь войну,

Разор и смерть – от самого начала

Есть Шамбала! Нить поиска тяну

На луч Востока – внове прозвучала


 

Мне эта песня, где переплелись

Буддийские и русские мотивы!

Захвачено сознанье Махаяной –

Хочу обжить заоблачную высь.

О, горных троп скрещенья, перевивы!

Последую за музой безобманной,

7

Последую за музой безобманной –

Она мне жить по совести велит,

Отечество назвав огромной раной!

Моя душа – по сути инвалид.
 

Ах, что встаёт за этой строчкой рваной?

Надломы наши! Всё в стране болит –

И что паллиатив? Марихуаной

Снимаю зуд сомнений и обид.

Течёт не Лета ль по родной равнине,

Питающие корни размывая?

Мир неевклидов! Рельсам кривизну
 

Он задаёт. Летим с откоса! Ныне

Нам нет пути. И всё ж, застыв у края,

Себе надежду слабую верну.

8

Себе надежду слабую верну,

Аккордам этим благодарно вторя –

Ищу в потоке звуков быстрину!

Ужель нельзя от векового горя

Нам оторваться? Гусли и зурну

Задействую! Вернее нет подспорья,

Чем музыка! Глядите: на кону –

Судьба страны. Мы падаем! Но зоря


 

Вдруг прозвучала. Кто горнист? Б.Г.!

Чудесный брезг во тьме семидесятых

Означился – ужели разгорится

Огонь в остывшем нашем очаге?

Шлагбаумов нам хватит полосатых!

Меж сном и явью тут снята граница
 

9

Меж сном и явью тут снята граница.

Что в Зазеркальи взял Гребенщиков?

От парадоксов он уйти не тщится –

Он учится у дзэнских мудрецов.

Не подражанье здесь! Не ученица

Харита-северянка! Я готов

С поэтом безусловно согласится:

Под нами нет устойчивых основ 
 

Мир зыблется! Он весь как есть игра –

Не знает ни причинности, ни рока,

Себя в импровизации свирельной

Сполна раскрыв. Нет у него ядра –

Нет заданности. Это вне упрёка.

Жалеть ли о судьбе своей бесцельной?

10

Жалеть ли о судьбе своей бесцельной?

Ведь и у мира – как ни сетуй тут –

А цели нет. О вольности артельной

Пускай ребята-рокеры поют.

 

Не надо рамок! Жажду беспредельной

Раскрытости! Загнали нас в закут,

Но ритмы песни – хрупкой, акварельной –

Однажды власть подточат и взорвут.
 

Ведь кто Б.Г. на сцене? Мне Бакунин

Вдруг вспомнится! Лишь внешне он смиренник –

Дух мятежа в себе несёт поэт.
 

Да разве он чекистами приструнен?

Поднимемся! Идёт отсчёт ступенек.

Мелодия похожа на просвет.

11

Мелодия похожа на просвет.

Мы движемся впотьмах по коридору.

Он бесконечен? Нет, скорее нет!

Гребенщиков нам всем даёт опору.


 

Его пеняли: он не так одет.

К тому ж официальному мажору

Он бросил вызов! На него навет

Опять строчат – однако бузотёру

Всё нипочём! Он чем-то на Рембо

Был так похож в те пагубные годы!

Что ждёт его? Конечно же, темница.
 

Мы словно псы – одёрнут нас: тубо!

Вот мой фагот – под прессом несвободы.

Я в лабиринте. Выход только мнится?

12

Я в лабиринте. Выход только мнится?

Аквариум! Не ты ль вожатай мой?

Тем – лагеря, а этим – психбольница.

Провал в ничто чернеет за кромой
 

Полёт нам запрещён. Приноровиться

Должны мы к пресмыканью! Быть немой

Возможно ль музе? Но глядите: птица –

Запретная! – взмывает по прямой,


 

Осваивая дерзостно зенит –

И это упоительная нота

Гребенщикова! Мы вчера в котельной

Распили бормотуху. Стих звенит.

Терпеть не будем вечного пригнёта!

Есть в каждой песне эхо колыбельной
 

13

Есть в каждой песне эхо колыбельной.

Вот первый снег. Вот первая звезда.

Средь этой жизни – зряшной, канительной –

Большой поэт по сути никогда
 

Не покидает детство – хоть в пристрельной

Творит он зоне! Узы, повода –

Их нет покуда. Что в тоске похмельной

Нас выручает? Память про года –

Про те, в которых первенствует сказка

И верховодит светлое участье!

Б.Г. досель от этих звонких лет

 

Берёт так много! Там исток, завязка;

Там песня началась – она про счастье;

Она в ночи звучит для всех планет.

14

Она в ночи звучит для всех планет –

И сферы внемлют ей, благоговея!

В чём суть Б.Г.? Нет, это не секрет:

Он продолжает миссию Орфея.


 

Вновь песнями перешибём хребет

Царю-собаке, с вами связь имея,

Козьма и Дамиан! Пусть ваш дуэт

Б.Г. усилит – здесь одна идея

И дух один! До крови в сапогах

Мы наплясались. Так отдохновенья

Нам хочется! Пусть в грёзе невозбранно

Исчезнут муки, растворится страх,

Оставит смерть свои посягновенья!

Аквариум наполнен всклень нирваной.


 

26-27.05.2010